Под этим солнцем и небом мы тепло приветствуем Вас, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Бухта 2.0. Тёплая. Ламповая. Твоя.

Автор Тема: На своём месте (Автор: Надин Вердум)  (Прочитано 841 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн РЕДМЕНЪ

  • *
  • Сообщений: 15525
  • Красный мракобесЪ
+3
На прошедшем на Бухте Новогоднем  (2015-2016)  конкурсе мини-прозы "Очищение и кружка бесплатного эля" победителем стал рассказ "На своём месте", автор Надин Вердум.





На своём месте


Хульда, не прекращая улыбаться, плюнула на стойку и незаметно протёрла её рукавом. Праздничного настроения не было и в помине. Наспех сплетённые венки из снегоягодника и каких-то бледных душистых цветов выглядели потрёпанными и ободранными. Свечи, которые, по задумке, должны были придавать большому залу «Гарцующей кобылы» веселья, только множили жутковатые тени в углах. Микаэль, простывший и уже порядком пьяный, без вдохновения бренчал что-то заунывное и бесконечное. Даже Серые Гривы с Сынами Битвы переругивались уныло и без огонька. Хульда вздохнула и посмотрела на жизнерадостного, вопреки всему, старичка, сидящего перед ней.
– Вот в прошлом-то году… – непонятно зачем протянула трактирщица.
Старичок, впрочем, не возражал поддержать беседу. Закивал поощрительно, и от блёклых светлых глаз разбежались лучики морщин. Хульда уставилась на его лысину, пытаясь вспомнить, как он представился. Вроде бы, пасечник, пришёл откуда-то чуть ли не из Предела… Или из Рифта? Пчёлы точно были, о них он и говорил последние часа полтора, а вот имя?.. Нет, имя не припоминалось.
– Ну так вот, господин хороший, – как ни в чём не бывало продолжила опытная трактирщица. – В прошлом-то году на Новую Жизнь как гуляли, эх… Аккурат под Новую Жизнь тогда довакин Мироеда-то заборол, из Совнгарда, вишь ты, живым вернулся. Эбониту было – почитай, дешевле железа продавали. А пили – ну как в последний раз, право слово. Ликовали все. Айрилет, уж пошто нос задирает, и та в пляс пошла. Вот тогда-то и впрямь Новую Жизнь отмечали. А поутру, как водится, и день Очищения вспомнили. Ну, кто кому лицо ненароком разбил, кто у кого курёнка утащил – все друг другу прощали. Чтобы, значит, в Новую Жизнь чистенькими войти. А ты, господин хороший, не из Хай Рока сам? Очищение-то у них придумали, у нас всё больше похмеляются в этот день.
– Я, дочка, из Сиродила, – усмехнулся старичок, снова воссияв морщинками на умиротворённом лице. – Но про Очищение рассказать могу.
Хульда кивнула, старательно изображая заинтересованность. Посетитель говорит, в горле у него пересыхает – значит, ещё кружечку-другую пропустит. Да и рассказ его всяко будет поинтереснее, чем привычная свара Сынов Битвы с Серыми Гривами.
– Очищение, дочка, это не шутки, – протянул старичок. И действительно постучал по опустевшей кружке. Хульда плеснула ещё эля и приготовилась слушать, не забывая, впрочем, приглядывать за происходящим в зале вполглаза. В том, что нордам праздник без драки не в радость, она не сомневалась.
– Была у меня семья, – заговорщицки подмигнул старик, поймав её рассеянный взгляд. – Большая, богатая, но вот что дружная – сказать не могу. Вечно то… э-э… племянники с дядьями дерутся, то кумовья топоры достанут. Хлопот полон рот. А виноват кто? А кругом, получалось, я виноват. То тем не додал, то этих обделил. Веришь, дочка, каждый вечер с головной болью спать ложился. Жизни из-за них нормальной не видел. И ведь каждая паскуда то оклевещет, то яду в чай подлить норовит, то при живом мне наследство делит. А я, может, в гробу их всех видал. Я, может, пчёл хотел разводить. Пчёлы, дочка, они по сравнению с моей роднёй милейшие и добрейшие создания…
Хульда кивала, не особо вслушиваясь. Таких историй она на своём веку не десяток и даже не сотню слышала. Сейчас её больше волновало, чтобы никто не вспомнил про древний обычай. В прошлом-то году обошлось, большей частью щедростью довакина, а в этом…
– … ну, я и решил: уйду. К скампу их всех. Уйду, пчёлок заведу. Ульев десять-пятнадцать, хоть остаток дней спокойно проживу… Вот такое оно, Очищение-то: бросить всё лишнее, постылое, и найти наконец своё место в жизни.
– Оно и правильно, господин хороший, – машинально согласилась Хульда. – Своё место – это отлично.
А вот ей самой, на её-то месте, спокойный вечер точно не светил, потому что бездельник Йон, чтоб ему тролль уши бы обгрыз, очень нехорошо поглядывал вокруг. И предчувствие Хульду не обмануло.
– Эй! – взревел Сын Битвы, приподнимаясь из-за стола. – Новая Жизнь у нас или что? Хульда, где наш бесплатный эль?
– Беспла-а-атный? – подбоченилась трактирщица. – Не бесплатный, а императором оплаченный. А где император? А нетути императора! И эля бесплатного, значит, не будет!
Старичок пробормотал что-то неразборчивое, но Хульде было сейчас не до него. Ход мыслей недопившего Сына Битвы предугадать было несложно. Как и реакцию окружающих.
Йон, чуть пошатываясь, оглядел зал мутными глазами, и, конечно, приметил Авюльстейна Серую Гриву.
– Это вы виноваты, сепро… сапер… сепаратисты проклятые! – взревел имперский верноподданный. Ещё бы: на кону, чай, не абстрактные идеалы стояли, а бесплатный эль. – Вот ваш Ульфрик, гад, пусть за эль теперь платит, раз в империи не жилось!
Хульда, сама для себя неожиданно, покосилась на старичка-пасечника. Тот одобрительно кивал и довольно улыбался. Видать, и впрямь сиродилец. Не понять ему северных развлечений, ох не понять.
– Да ты кого лаешь, щенок! – Авюльстейн с готовностью принял вызов. Тоже поднялся, разминая затёкшие плечи, и Хульда только вздохнула украдкой. Хорош был кузнец Соратников, несмотря на преклонные годы, но и она, вишь ты, сама давно не девочка… И против хорошей драки Хульда тоже ничего не имела, коли б не её таверну разносили. Впрочем, пока всё ещё могло кончиться миром.
– Щенок? – расхохотался Йон. – Сам-то блох в Йоррваскре не нахватался?
А вот это он зря сказал. Соратников в зале с десяток набиралось. И, на Хульдин взгляд, это уже попахивало не просто дюжиной разбитых тарелок.
– Пчёлы, говоришь? – тихонько спросила она у старичка. Тот обрадованно закивал.
– Тишина, покой, никакой политики, – доверительно сообщил он.
Хульда задумалась.
Драка приближалась.
– А секрет, дочка, в том, – старик кивнул, вынуждая Хульду склониться поближе, – что двойников… двое.
Где-то на заднем плане поминали Ульфрика, Туллия, Тита Мида, довакина и матушек всех этих достойных людей.
Хульда лихорадочно вспоминала события годичной давности.
Старичок-пасечник с на редкость добрым лицом ласково улыбался.
– А традиция-то была неплохая, – пробормотал он себе под нос. – Может, на ней империя и держалась… Тряхнуть, что ли, стариной?..
Хульда моргнула.
Старичок поднялся и повернулся к залу лицом.
– Дамы и господа! – рявкнул он не хуже, чем довакин в прошлом году. – Мне, слава богам, до ваших споров дела нет, я всего лишь скромный пасечник.
Поразительно, но было в голосе «всего лишь скромного пасечника» что-то такое, что заткнулись разом и Гривы, и Сыны Битвы, и даже Соратники притихли. Микаэль, чуткая душа, дёрнул струну лютни, и тонкий, высокий звон придал картине завершённости.
– Я скромный пасечник, – повторил старик, пряча улыбку. – И мои совершенно аполитичные пчёлки неплохо в этом году постарались. Может быть, всем по бесплатной кружке эля за мой счёт?
Увесистый кошель перекочевал за поясь к Хульде, мир в «Гарцующей кобыле» был восстановлен, все радостно пили за пчёл, пасечников и Новую Жизнь. Старичок поглядывал на происходящее с ласковой улыбкой.
– А ты подумай, подумай, – подмигнул он Хульде, когда она подливала ему в кружку эля. – Тут у тебя, конечно, проще, чем у меня в моём беспокойном хозяйстве было, но всё равно, нервы-то не железные. Ну, за Новую Жизнь и Очищение, дочка!
Хульде подумать было некогда: самые ушлые уже подходили за бесплатным элем во второй, а то и в третий раз. Впрочем, в кошельке пасечника были полновесные золотые септимы, и Хульда, женщина честная, решила, что на такие деньги до утра пол-Вайтрна поить можно бесплатно.
Когда у неё выдалась свободная минутка, старика на месте уже не было.
– А кто это был? – тихонько спросила такая же умаявшаяся, как и сама Хульда, Садия.
– Это? – трактирщица повертела в руках монетку, вгляделась в профиль на ней… – А никто. Просто хороший человек, который наконец нашёл своё место.
УЛЫБНИСЬ МИРУ И МИР УЛЫБНЁТСЯ ТЕБЕ!
Награды Маяк - за неоценимую помощь в создании Бухты 2.0 Мужественному и неотразимому Господину Бухты-2016 Друг императора - монетка на удачу! За то, что успевает, проделывает, умудряется и непонятный (ПП 2014 года) За участие в Битве сонетов За победу на новогоднем конкурсе скриншотов "Зимний пейзаж" Нетрезвому Драугру, правившему бал на Фестивале ведьм 13.10.13 Синяя Роза - за победу на Первом поэтическом конкурсе Бухты Цветущий Кактус - лучшему критику Первого поэтического конкурса Бухты За обширный и значительный вклад в развитие сайта и форума (ПП 2012 года) За обширный и значительный вклад в развитие сайта и форума (ВП 2012 года) Друг Скайрима - монетка на удачу! Золотой Пергамент - за замечательные рассказы (ВП 2011 года) Победитель конкурса модмейкеров №1 по теме "Расы" Почётный житель Бухты (ВП 2011)